Friday, August 12, 2022
Аналитика

Тяжелое время для Центральной Азии

>Administrator Administrator
23 марта, 2022

В ходе Анталийского дипломатического форума в Анталии (Турция), который проходил с 11 по 13 марта 2022 года, министр иностранных дел Кыргызской Республики Руслан Казакбаев заявил генеральному секретарю Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) Хельге Марии Шмид, что его страна будет рада принять российско-украинские переговоры и выступить в качестве посредника для восстановления мира и взаимопонимания между двумя странами.

Почему Кыргызская Республика так стремится участвовать в прекращении боевых действия России на Украине? Потому что эта не имеющая выхода к морю центральноазиатская страна с населением более 6,5 миллионов человек зависит от своих экономических связей с Россией через Евразийский экономический союз, “международную организацию региональной экономической интеграции”, в которую входят Армения, Беларусь, Казахстан и Кыргызская Республика. Любые санкции Запада против России напрямую повлияют на Кыргызскую Республику, где 20 процентов населения живет за чертой бедности, согласно данным 2019 года. Конфликт между Россией и Украиной уже начал оказывать негативное экономическое воздействие на пять центральноазиатских республик – Казахстан, Кыргызскую Республику, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан.

Доходы под угрозой

Казахстан, который “экспортирует две трети своей нефти через российские порты”, поспешно повысил базовую процентную ставку с 10,25% до 13,5% и вмешался в валютные рынки для защиты тенге, которая “опустилась вместе с российским рублем.

Между тем, ни один крупный российский город не может функционировать без сезонных мигрантов, особенно в сфере строительства. По данным Министерства внутренних дел России, в период с января по сентябрь 2021 года в Россию въехало около 5,2 миллиона трудовых мигрантов из стран Центральной Азии – Кыргызской Республики, Таджикистана и Узбекистана. Многие из этих мигрантов отправляют заработанные деньги в качестве денежных переводов на родину. Это составляет значительный процент валового внутреннего продукта (ВВП) таких государств Центральной Азии, как Кыргызская Республика, где эти денежные переводы составили 31 процент ВВП в 2020 году, и Таджикистан, где эти переводы составили 27 процентов ВВП страны в том же году. По мере дальнейшего падения курса рубля по отношению к доллару, введения Россией контроля над валютными переводами и ужесточения экономической ситуации в России, миграция и денежные переводы в Центральной Азии будут постепенно иссякать. Казахстанский тенге и узбекский сом уже с трудом удерживают свою стоимость. Продолжающиеся санкции Запада против России могут иметь долгосрочные последствия для республик Центральной Азии.

Помимо кризиса нефти и денежных переводов, с которым сталкиваются страны Центральной Азии, Россия также недавно объявила, что больше не сможет поставлять зерно и сахар в Казахстан и Кыргызскую Республику. В обычное время эти республики полагаются на импорт зерна и сахара, но после засухи в центральной полосе в 2021 году этот импорт стал основополагающим для выживания населения этих республик. На данный момент правительства регионов заявляют, что у них достаточно запасов зерна и сахара, но “временный запрет” на эти товары со стороны России станет проблемой, если ситуация затянется до лета.

На данный момент отношения между Россией и многими из этих государств носят в основном братский характер, Россия обеспечивает безопасность, когда это необходимо, в основном через Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) – военный союз, в который входят Россия, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Армения и Таджикистан, сформированный в результате договора, подписанного в 1992 году этими постсоветскими государствами. Именно через ОДКБ российские войска вмешались в Казахстан в январе 2022 года и помогли правительству прекратить протестное движение против них, а силы ОДКБ согласились “укрепить” общие границы Афганистана с государствами Центральной Азии, входящими в организацию, после вывода войск США из Афганистана в августе 2021 года. Беларусь также может поддержать и присоединиться к России в войне на Украине как следствие своего членства в ОДКБ.

Китайская связь

Во всей Центральной Азии правительства пытаются минимизировать проблемы, вызванные военной операцией России в Украине. Кыргызстан, например, спешно создал антикризисный комитет. 25 февраля президент России Владимир Путин позвонил президенту Узбекистана Шавкату Мирзиёеву, чтобы обсудить войну и кризис, вызванный западными санкциями; в тот же день премьер-министр России Михаил Мишустин посетил президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева, чтобы поговорить о сокращении торговли между двумя странами и о том, что это может означать. Россия обеспокоена влиянием операции в Украине на страны Центральной Азии, и пытается предвидеть те проблемы с которыми столкнется регион.

С другой стороны, Китай имеет все возможности для того, чтобы играть ключевую роль в Центральной Азии в ближайшие годы. Китай уже создал ряд институциональных механизмов, которые станут важными для укрепления этих отношений в регионе, два важных из них – Шанхайская организация сотрудничества и инициатива “Пояс и путь” (ППД). 25 января состоялась виртуальная встреча “Китай плюс Центральная Азия” между председателем КНР Си Цзиньпином и главами государств Казахстана, Туркменистана, Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана, призванная отметить растущие связи между Китаем и этими странами за последние 30 лет после распада СССР. За этот период торговля между Китаем и Центральной Азией выросла на 100 процентов, причем самые большие объемы пришлись на закупку Китаем энергоносителей в постсоветских республиках. Но этот виртуальный разговор, состоявшийся до российской интервенции в Украину, не ограничился торговлей по китайскому Шелковому пути здоровья (созданному в 2016 году) и созданием регионального торгового хаба в Урумчи, столице Синьцзян-Уйгурского автономного района. В разгар пандемии китайские инвестиции в Центральную Азию замедлились; теперь в регионе ожидают, что они не только вернутся к уровню до пандемии, но и восполнят любые потери к северу от границ.

У Центральной Азии есть и другие варианты, в частности, расширение торговли с Индией, Ираном и Турцией. В январе 2022 года Индия провела первый раз в два года виртуальный саммит с пятью республиками Центральной Азии, и есть надежды, что эти связи со временем будут углубляться. Однако Индия – в отличие от Китая – не имеет общей сухопутной границы ни с одним из этих государств, а ее торговый оборот (2 млрд долларов) намного меньше, чем объем торговли Китая с Центральной Азией (9,2 трлн долларов в период с 2013 по 2020 год). Торговые отношения Ирана и Турции с Центральной Азией значительны, но также минимальны, а те торговые отношения, которые важны для этих стран, уже включены в китайский проект ОПОП.

Экономика центральноазиатских республик фундаментально интегрирована в экономику России. Китай может оказать некоторую инвестиционную поддержку, но он не может так легко вытеснить 100-летние российские институты, которые играли важную экономическую роль в Центральной Азии. Центральноазиатские республики будут испытывать трудности по мере ужесточения санкций против России, но они получат некоторое облегчение от Пояса и пути.

Неудивительно, что министр иностранных дел Кыргызстана Казакбаев охотно призвал к посредничеству в Украине. Его страна хочет, чтобы этот конфликт закончился и чтобы жесткие санкции были сняты. В противном случае экономические трудности в регионе, который продолжает страдать от нестабильности в результате 20-летней американской оккупации Афганистана, усилятся, а экономические трудности могут привести к политическим беспорядкам, которые могут поджечь весь центральноазиатский регион.